Рост продаж калифорнийского вина, несмотря на застой в экономике — виноград

Экономика вина

По словам Роберта Паркера, ведущего американского винного критика, в ближайшие несколько лет на международном рынке будет господствовать тренд дешевых вин. Такой вывод эксперт сделал, исходя из данных продаж в кризисный период. А именно: потребители в Штатах и Европе покупали напитки с ценами до $15, а то, что стоило дороже, иногда приходилось изымать из торговли, как не имеющее спроса. Учитывая же падение евро на мировом валютном рынке, а также затянувшийся выход из кризиса, специалисты прогнозируют, что ценовой сегмент «средний минус» по-прежнему будет доминировать.

В связи с этим появляется необходимость рассмотреть и изучить факторы, которые влияют на ценообразование. Копнув глубже, становится ясным, что помимо факторов, лежащих на поверхности, существует целый ряд причин, выходящих порой за рамки логики и рыночных законов. Также, стоит разобраться, так ли существенны эти факторы и их влияние на цену, и может ли вообще цена быть низкой.

Страна-производитель

В первую очередь, на стоимость винного изделия влияют страна-производитель и принадлежность к Старому или Новому свету. В общей картине новосветcкие напитки оказываются дешевле (рейтинговые и звездные винодельни в учет не идут). Причина предельно ясна. Общеизвестным является тот факт, что еще с исторических времен вина Франции, Испании, Италии считаются априори лучшими. Следовательно, и средняя цена на вино там выше (в определенных регионах, конечно), чем, скажем, в Чили.

Стоимость земли

Следующий фактор находится в прямой зависимости от первого, – банальная стоимость земли и человеческого труда. Понятно, что в разных районах, и тем более – странах, цена земли, а, следовательно, и финансовых вложений, разнится. Взять, к примеру, США. В Central Coast за гектар будущему виноделу надо выложить $25 тыс., а в долине Напа уже $320 тыс. Если абстрагироваться от терруара и просто посмотреть на эти цифры, будет понятно, что вина, изготовленные в долине, будут на порядок дороже. Оплата труда, тем более, разнится. За труд людей, например, в ЮАР, где, кстати, делают отличное вино для массового сегмента, платят значительно меньше, чем в Калифорнии.

Сорт винограда

Третий фактор – сорт винограда. К примеру, Совиньон Блан дешевле Шардонне. Причем, на этой разнице активно спекулируют (имеется в виду скандал с американской компанией E&J Gallo, продававшей под названием «пино нуар» вино, в котором данного сорта было максимум 10%). Но все же на конечном этапе цены на вина могут сглаживаться за счет производства нескольких наименований и различных линеек.

Погодные условия

Следующей причиной являются погодные условия. Вполне обоснованный и логичный фактор влияния на цену и ее увеличение. Тем более в том случае, когда речь идет о падении объемов урожая. Правильно будет предполагать, что ненарочное сокращение количества урожая станет веской причиной для поднятия цены на продукт. Это может иметь последствия для всего винного рынка. Так как сокращение предложений балкового вина одной страны вполне может повысить спрос на балк другой винной державы. Но объемы собранного урожая – это одна сторона медали. Особенно для массового сегмента.

Для вин первого эшелона на передний план выходит органолептика ягод, напрямую зависимая от климатических условий. Но в этом случае на стоимость влияют не столько данные химического анализа, безусловно, важного, сколько дегустационные отзывы, часто субъективные, авторитетных винных экспертов и критиков.

К слову, по поводу винтажей. По словам Гая Гайя, раньше хороших винтажей было всего лишь несколько на десятилетие, но сейчас как ни урожай, так все если и не отлично, то хорошо. И не только в Пьемонте. В Монтепульчано в последние годы чуть ли не каждый раз урожаю присуждают 5 звезд – высшую оценку. Глобальное потепление наравне со всеповышающимися технологиями, которые позволяют сглаживать не очень удачные характеристики, привели к тому, что можно создавать хорошие вина в принципе ежегодно. Так что, не только в Новом свете с климатом все спокойно. И даже во Франции.

Экспертные оценки

Возвращаясь к оценкам критиков винных экспертов, видим, что выставляемые допремьерные котировки влияют на цену, которую потом виноторговые компании платят производителям. Разговоров на тему бордо 2010 в том году было много, но напомним, оно так же, как и винтаж 2009, получило высокие оценки. Винный знаток Джеймс Саклинг поделился с нами своими рассуждениями об этом вопросе: «Вина сбалансированы. Они обладают свежим фруктовым вкусом, зрелыми танинами и яркой живой кислотностью. Несмотря на это, у них низкий показатель рН. Если сравнить с прошлым винтажом, то на этой стадии вина 2009 были более концентрированными, фруктовыми, с большим содержанием алкоголя и зрелостью фруктов. Но после дегустации 30 образцов вкусовые рецепторы быстро устали. Хотя вина были прекрасны, и я влюбился в них. И чем больше я пробую из бочек 2009 год, тем больше восхищаюсь им. Вина 2010 впечатляют своей зрелостью, фруктовостью, плотной структурой. Их дегустация сравнима с картиной абстракциониста в красивой раме, подчеркивающей талант. Мишель Роллан назвал это гармонией. Вопрос в том, будет ли 2010 год лучше урожая 2009? Прошлогодний урожай, по моему мнению, лучший из современных. По мнению Роллана, 2010 обойдет 2009 урожай».

Подобными были отзывы и других экспертов в области виноделия. Как следствие этого, весной 2010 года производители получили огромное количество заявок от британских и азиатских торговых компаний (остальная Европа и Штаты – воздержались). Однако по прошествии некоторого времени от заявок стали многие отказываться.

Так, например, торговая компания Barriere Freres заявила, что цены на вина хозяйства Chateau Rauzan Segla не имеют здравого смысла. Производитель поднял прайсы на 40%, с 60 до 84 евро за бутылку. А ведь это только стоимость для виноторговой компании. Какой же будет (и уже есть) цена на выходе, – можно представить.

Итак, от бордо 2010 отказывались. Причина – бордо 2010 было переоценено. Переоценено теми винными критиками и экспертами, на основании чьих отзывов производители данного сорта вина принимают решение по стоимости. Дженсис Робинсон, известный знаток в винной области, автор книги «Как дегустировать вино», аргументировала свой метод решения не субъективной оценки винного изделия, предлагая сначала определить стоимость напитка, а уже потом объявлять отзывы критиков. Идея эксперта была одинаково поддержана, и одинаково раскритикована. Но практика все равно показывает, что впоследствии ситуация ничуть не изменится. Хотя данное обстоятельство касается в основном Бордо и отчасти Бургундии, влияние нескольких людей на мировой рынок вина и ценообразование столь велико, что ситуация выходит за грани разума и логики.

Объективности ради стоит сказать, что сегодня уже наблюдается тенденция снижения влияния критиков, в частности, Паркера на ценовую политику. Лондонская электронная винная биржа Liv-ex опубликовала информацию по взаимосвязи выставляемых винным адвокатом оценок и стоимости вина. Они свели все показатели и выстроили графики, гладя на которые, становится очевидно, что в период с 1995 по 2007 вина с баллами 96-100 прибавили в цене 2000%, а с баллами 95 и ниже – 1200%.

В 2008 году начинает повышаться интерес к вину со стороны азиатских стран. Там редко кто может знать мистера Паркера, и поэтому при покупке винного напитка на первый план выходит имя, и имя не того, кто «сделал» его столь дорогим, а имя самого вина. Но, к сожалению, эта ситуация в большей мере касаться лишь Азии, а не всего мира. Но самое интересное, что именно Китай и Гонконг сегодня влияют на рынок бордоского вина. Поэтому показатели роста для двух групп на винтаж 2008 составили только 71 и 36% соответственно.

Кроме высказывания собственного мнения по поводу eu premieur 2008 года, критики составляли еще и рейтинги уже вышедших на рынок вин, что также в свою очередь сказалось на их цене. Но и рейтинги – дело полуобъективное. Посмотрим Wine Spectator, наиболее авторитетный журнал, чей ТОП является примером для создания винных карт многих ресторанов мира. Но ведь он анализирует вина, продаваемые в лишь в Штатах. И никогда не был секретом тот факт, что в него попадают позиции и по политическим соображениям. Не понятно, кто лоббирует там те или иные интересы, но становится понятно, что для повышения продаж напитков той или иной страны – ее/его иногда включают в рейтинг. Хотя это и не означает, что прошедшие позиции того не достойны. С другой стороны, в прошлогодний ТОП не попали многие перспективные с этой точки зрения итальянские вина – по причине ухода из журнала Джеймса Саклинга.

Статья по теме:   Нитрозометилмочевина (НММ)

Не смотря на все это, рейтинги все же влияют на стоимость. И особенно, если речь идет о бордо. Хотя, конечно, не WS, но Wine Advocate, который является синонимом Паркера. Впрочем, цены на бордо и их повышение вызвано не только словом этого печатного издания, но и другими факторами, в частности, раритетностью и возрастом. Понятно, за качество надо платить. И все же остается кое-что не понятным. Так ли хуже аналогичное вино хозяйства, соседнего с топовым, но не попавшее в рейтинг, что его цена на рынке оказывается в 100 раз ниже? И потом, приезжая каждую весну на en primeur, Паркер оценивает, прежде всего, вина crus classes, включенные в свое время в Классификацию 1855 года. Оценивает ли он все? Критики, тем более популярные, страдают от такого «диагноза». Многие могли наблюдать, как во время премьеры сицилийских вин люди, считающиеся (и считающие себя) экспертами, оценивали исключительно вина ведущих хозяйств региона и раскрученных брендов. И это – очередной повод задуматься о непредвзятости.

Регистр первых хозяйств Бордо был составлен еще в 1855 году, так что, несмотря на разговоры о пересмотре, использование его и сегодня – вопрос совсем не объективный, а, скорее, политический. Кроме того, как можно отрицать, что недопуск в первую лигу вызван лоббированием чьих-то интересов. Становится заметным, что появление новых участков с плантациями происходит очень редко. И не только в Бордо. Да, мы платим за имя, за качественный маркетинг и вкусы азиатов (хотя нельзя сказать, что у всех гонконгских миллионеров хороший вкус), которые и гонят кривую цен на вино вверх.

К слову, о том, за что мы платим. Было проведено исследование, в ходе которого группе людей давали пробовать одно и то же вино, но презентуя его каждый раз под новым названием и по новой цене. Нет ничего удивительного в том, что респонденты выбирали фаворитом тот образец, который, как им сказали, дороже. Выводы? Ничто больше, как игры разума.

Конкурсы и медали

Следующий механизм влияния на цены и потребительское сознание – конкурсы и медали. Если говорить о субъективности и объективности, этот фактор где-то посередине. Помните: что русскому – за счастье, то немцу – смерть. То же можно сказать и о конкурсах. Винный знаток Лима, изучая цены на калифорнийские вина, утверждает, что на них огромное влияние оказывают медали сан-франциского конкурса. Но эти же медали для Испании, к примеру, – не существенный показатель. Фактически, конкурсы, имеющие глобальное влияние, единичны. Но все же, Concurs Monduale de Bruxelle, меняющий дислокацию ежегодно, что, действительно, позволяет охватить вина многих стран мира. Как бы там ни было, существует мнение, что чемпионатов сейчас такое множество, что нельзя безоговорочно ориентироваться на них, когда формируется, вернее, повышается цена на вино (или другие алкогольные напитки). Но, как показывает практика, в некоторых случаях (как, скажем, с калифорнийскими винами) конкурсы имеют довольно сильное давление на ценообразование.

Экономические факторы

Конечно, нельзя забывать и о других факторах, влияющих на экономику винопроизводства: и маркетинг, и расходы на дизайн, и создание из собственной винодельни туристической точки (популярность и продажи повышает, но и расходы существенны). Хотя, если разобраться, такие затраты существенны лишь для некоторых производителей и на общую картину стоимости вина на рынке влияния почти не оказывают.

Пример расчета прибыли и перечня расходов на производство

С одного гектара виноградников производится приблизительно 5 тыс. бутылок в год, т.е., с 11га – 55 тыс. Продажная цена одной бутылки во Франции располагается между 10 и 20 евро. Если взять цену бутылки вина по нижней ценовой планке, получаем следующий расчет: 55 000 бутылок x 10 евро = 550 000 евро. Полный уход за гектаром виноградника, с оплатой рабочих, оборудованием, сбором винограда, розливом вина, винными погребами и все прочие расходы составляют 15 000 евро (за гектар), то есть 11 x 15 000 евро = 165 000 евро на все поместье в год, что равняется 3 евро / бутылка. Таким образом, минимальная прибыль составляет: 550 000 евро — 165 000 евро = 385 000 евро/год

Возьмите во внимание, что выводы из этого примера – эмпиричны. Но все же! Исходя из того, что себестоимость бутылки в среднем достигает 3 евро и если сбросить со счетов рейтинги, оценки винных критиков и другие субъективные факторы ценообразования, то понимаем, что средняя ценовая планка на винном рынке вполне может быть и ниже. И если эксперты правы, возможно, благодаря кризису мы войдем в эпоху превалирования относительно низких цен.

Рост и падение промышленного виноградарства

Законодательством штата поощрялось развитие виногра­дарства, потому что оно привлекало предприимчивых иммигрантов. Пресса в свою очередь высказывалась за расширение виноградников, по­скольку виноград и продукты из него оценивались дороже, чем другая сельскохозяйственная продукция, требовали меньшей затраты труда и давали более высокую прибыль.

Другими словами, к 1870 г. создалось всеобщее убеждение, что будущее винодельческой промышленности обеспечено. Виноградарство было новой отраслью, и, по-видимому, никто не задумывался над тем, что будет, когда все посаженные кусты дадут полный урожай. Площадь виноградников продолжала расти вплоть до депрессии середины 70-х годов.

Увеличение площадей было лишь одним из факторов, приведших к кризису. Не меньшую роль сыграло низкое качество продукции, объяс­нявшееся недостатком знаний и опыта, а также стремлением виногра­дарей и торговцев быстро разбогатеть. Так как доходы от торговли ви­ном были высоки, его доставляли на рынок слишком поспешно, часто не дав отстояться после брожения. По указанным причинам американ­ское вино не выдерживало конкуренции со стороны хорошо выдержан­ных европейских вин.

Торговцы восточных районов тоже подвергались резкой критике. Часто можно было слышать жалобы в адрес «недобросовестных торгов­цев, продающих непонятные смеси под маркой лучших вин калифорний­ского происхождения». К 1876 г. стали подменять европейские вина и прибыли от этих жульнических операций были так велики, что ими заразились в самой Калифорнии.

Фактором, усугубившим трудности виноградарей, была общая де­прессия в экономике в 1875 г., которая началась с паники 1873 г. на востоке страны. В 1876 г. цены на виноград колебались от 2 до 10 дол­ларов за тонну. Выше котировался виноград только самых высоко­качественных сортов, вино же продавалось по цене 2,6 цента и меньше за литр. Большие запасы продукции, на которую почти не было спроса, нагоняли страх на многих виноградарей. Впервые некоторые про­мышленные виноградники, принадлежавшие отдельным лицам, были выкорчеваны.

Первый профессор виноградарства и виноделия калифорнийского университета Хилгард позднее писал:

«Если депрессия виноделия была вызвана поспешным вывозом на рынок невыдержанного и небрежно приготовленного вина, то для воз­врата к процветанию потребовалось неуклонное улучшение качества продаваемого вина. Это улучшение произошло частично благодаря вве­дению сортов, более пригодных для производства вина, чем сорт Мишн, а частично явилось следствием усовершенствования способов обработки винограда, выращенного в Калифорнии».

Выходу из тупика, обусловленного перепроизводством, способство­вало и то обстоятельство, что виноградная тля филлоксера уничтожи­ла виноградники на большой площади. Филлоксера была завезена в Калифорнию либо из восточной части Соединенных Штатов, либо из Европы вместе с посадочным материалом в конце 50-х годов XIX в.

Сначала филлоксеру не замечали, но даже после того, как она уничто­жила значительную часть виноградников, на нее не обращали внима­ния, так как виноградари не хотели, чтобы кто-то знал о постигшей их беде. Ничего не делалось, чтобы остановить распространение фил­локсеры, пока ею не были поражены огромные площади и пока она не стала угрожать соседним здоровым виноградникам. К 1878 г. пер­воначальные посадки в округе Сонома были полностью уничтожены.

Статья по теме:   Шенен Блан - виноград

Старые, богатые виноделы, имевшие опытный персонал, вышли из депрессии с небольшими потерями, тогда как неопытные виноделы, не имевшие достаточных денежных средств, разорились. Депрессия на­глядно показала, какую роль играют умелое ведение уборки урожая, приготовление и выдержка вина. Она послужила толчком к созданию крупных винодельческих предприятий.

Уже в 1879 г. виноградарство снова бурно развивалось. В 1880—1886 г., отмечает Бундчу, опять всех охватило желание быстро раз­богатеть. За это время площадь под виноградниками увеличилась более чем на 40 тыс. га и опять — перепроизводство. Данный период за­помнился виноградарям не только из-за трудностей, но и потому, что тысячи гектаров виноградников южной Калифорнии, особенно вокруг Анахайма, были уничтожены «калифорнийской болезнью виноградной лозы» — таинственным в то время заболеванием, но которое сейчас на­зывается вирусной болезнью Пирса.

Винодельческая промышленность выжила и на этот раз. В 90-х го­дах XIX в. начался новый этап расцвета. К счастью, многие виноделы возобновили свою работу по совершенствованию качества вина. Вино­градарство Калифорнии становилось организованной и устойчивой отраслью.

Однако из-за колебаний в экономике, а также вследствие то­го, что виноградари сажали столько, сколько им хотелось, и не всегда следили за качеством продукции, периоды процветания неминуемо сме­нялись спадами. 1904—1909 гг. были довольно трудными. На этот раз, сократился рынок сбыта сушеного винограда, хотя отгрузки столового винограда продолжали расти. Цены на него сохранялись на высоком уровне довольно долго (небольшие падения отмечались в 1912 и 1921 гг.).

С 1912 по 1919 г. производство вина упало почти наполовину, так как ожидалось введение сухого закона, который для большинства вино­делов означал катастрофу. Однако закон только загнал виноделов в подвалы и ванные комнаты частных домов, а торговать вином стали спе­кулянты. По свидетельству Кароссо, отправки свежего виногра­да небывало возросли благодаря возврату к процветанию, в связи с не­ясностями в толковании юридических требований, относящихся к домашнему производству безалкогольных фруктовых напитков, а так­же вследствие роста производства вина.

По всей стране цены на виноград поднялись до неслыханного уров­ня и последовало невиданное расширение посадок винограда. Как и прежде, большой подъем привлек недобросовестных и неопытных. Те виноградари, которых интересовала только нажива, сажали виноград без учета свойств сорта или, например, к взрослым кустам хороших сортов они прививали сорта, дающие хорошо транспортируемый виноград, но лишь посредственное вино.

Рекордная площадь посадок винограда за всю историю штата Ка­лифорния была достигнута в 1927 г. — 259,2 тыс. га. Такое непомерно большое расширение площадей внесло неразбериху и деморализацию. Равновесие в виноградарстве не восстанавливалось на всем протяжении действия сухого Закона. Последние годы этого периода были, несомнен­но, самыми трудными за всю историю виноградарства Калифорнии.

После отмены сухого закона винодельческие предприятия оказа­лись запущенными, бочарное производство на низком уровне, не хвата­ло опытного персонала. Хуже всего было то, что на тысячах гектаров росли непригодные сорта, а первоклассных сортов почти не было. Но даже теперь, много лет спустя после отмены сухого закона, виноделие еще не достигло того уровня, на котором оно находилось на пороге двух веков. Почти во все годы несоответствие возделываемых сортов спросу сдерживало производство столового и сушеного винограда.

В настоящее время, несмотря на довольно стабильные экономиче­ские условия, посадки сорта Кишмиш белый овальный и некоторых сто­ловых сортов не соответствуют спросу при самой скромной его оценке. Будущее сулит трудности, потому что ни виноградари, ни виноделы не знают или не хотят в должной мере учитывать разницу между столовы­ми сортами и сортами для сушки, с одной стороны, и чисто винными — с другой.

Несмотря на то, что виноградарство Калифорнии значительно мо­ложе виноградарства России, виноград в Калифорнии является самым важным растением среди плодовых культур.

Калифорнийский рай виноделов и программистов

Во всем мире известны эти две калифорнийские долины — Кремниевая и Напа, где делают лучшее вино Америки.

15:35, 16.11.2016 // Росбалт, Стиль жизни

Две прибыльные отрасли экономики Калифорнии — высокие технологии и сельское хозяйство. Две самые знаменитые долины — Кремниевая и Напа, она же рай для виноделов.

Здесь снобизм не знает границ. В Европе считают, что американцы ничего не понимают в вине. И то, что они, в целом, пьют — это слезы горькие. А нормальное вино в Америке стоит неоправданно дорого.

В Калифорнии с не меньшим жаром доказывают, что в долине Напа не бывает «плохих годов», и даже за $12 можно купить очень приличное вино.

Простые американцы по части винопития, конечно, отстают от итальянцев или французов. Как и простые русские, они предпочитают крепкий алкоголь или, на крайний случай, пиво. И впрямь, что закажет фермер-ковбой из Аризоны: двойной бурбон или бокал Каберне Совиньон? Двух мнений быть не может. Хотя производство вина в США растет очень активно, и лоза постепенно завоевывает души американцев.

По цене хорошие калифорнийские вина вполне себе догоняют европейские, а производители долин Напа и Сонома оценивают свой труд не ниже, чем виноделы Бордо или Тосканы. Более подробно об этом можно прочитать на сайте INLOVEWITHTOSCANA.

Дорога в винные долины Калифорнии начинается со знаменитого моста «Золотые ворота» в Сан-Франциско. Проносишься по этому мощному и одновременно элегантному мосту, оставляя за спиной огромную бухту, где, говорят, может поместиться весь военный флот планеты Земля, бросаешь взгляд на бесконечную гладь океана, ощущаешь его никогда не затихающее дыхание.

И вот уже дорога уводит вглубь материка, и через полчаса пейзаж за окнами автобуса начинает меняться. Долина мягко выгибается холмами, желтыми от скошенной травы, по которым живописно разбросаны куртины деревьев. Среди виноградников стоят белые домики в колониальном стиле, к которым ведут дорожки, обсаженные пальмами.

В этой красоте, между прочим, таится секрет калифорнийского вина. Высокие холмы, обрамляющие долину, каких-нибудь 12-14 тысяч лет назад были живыми вулканами. Извергаясь, они создали подошву из лавы, на которую за эти тысячелетия наросло 4-5 метров плодородного слоя.

У лозы вообще-то очень глубокие корни, они проходит эти слои, достигая пемзы, и берут из нее микроэлементы, придающие неповторимый вкус здешнему винограду. Дыхание океана, который всего в 35 километрах, тоже имеет значение — каждое летнее утро долину накрывает туман, температура падает до 12 градусов, чтобы к полудню подняться выше 30. Оказывается, ежедневный бросок температур в 20 градусов полезен для формирования сахаров.

Земля, воздух, солнце… Что еще нужно? Вода. Ну тут американцы поступили по-своему. Уже в XIX веке им стало понятно, что реки недостаточно для орошения, и потому, когда от гор вели водопровод для Сан-Франциско, сделали ответвление в направлении Напы и устроили для виноградников капельное орошение.

Сейчас в долине растет 6 миллионов виноградных лоз и, говорят, что у каждой стоит капельница, которая с компьютерной точностью выдает нужное количество влаги.

«Французы зависят от погоды, то есть от Господа Бога, — говорят здесь, — а мы потратили бешеные деньги на орошение, и теперь у нас бывают только хорошие или — раз в десять лет — очень хорошие года!» Разве не снобизм?

На этом куске Америки шириной примерно пять и длиной 65 километров в год производится вина на $20-25 миллиардов. Недаром один гектар под виноградник стоит до $400 тысяч. Богато!

Под стать другой калифорнийской долине — Силиконовой (или, как еще ее называют, Кремниевой) — с ее Google, Facebook, Intel и прочими гигантами компьютерной мысли. В этом есть что-то символичное: оказывается, самое древнее занятие человека (виноделие) и самое современное (IT) одинаково ценны.

Русский след в виноградниках Калифорнии

История виноделия в Калифорнии не такая длинная, как в Европе. Настоящая «винная лихорадка» охватила калифорнийцев лет 50 назад. И число виноделен здесь выросло в десять раз.

Статья по теме:   Хранение прививочного материала - Производство привитого посадочного материала - виноград

Сейчас их примерно 450. А одним из серьезных толчков, приведших к этому буму, стала знаменитая дегустация в Париже 1976 года, на которой калифорнийские вина соревновались с французскими, и два из них — Montelena и Stag’s Leap — «побили» премьер-крю из Бордо.

Кстати, первым в ряду тех, кому Америка обязана этим успехом, стоит русский энолог Андрей Челищев. Собственно говоря, это он научил калифорнийцев делать настоящее вино, подобрал и селекционировал подходящие именно для этой территории сорта винограда и создал школу специалистов-энологов.

Андрей Викторович родился в 1901 году в Москве. Судьбу юноши из семьи богатых московских юристов перекроила революция и гражданская война. Он юнкером воевал в частях генерала Врангеля, был тяжело ранен и вместе с другими уплыл из Крыма в Европу.

Челищев трудно искал себе место в новой жизни: окончил университет в чешском Брно, где увлекся микробиологией и потому оказался в Институте Пастера в Париже, а уже потом определился на работу в знаменитый шампанский дом Moët & Chandon.

Но тут его как способного энолога порекомендовали одному амбициозному французу, осевшему в Калифорнии. Несмотря на сухой закон, тот производил вино как бы для нужд католической церкви. Вот так Челищев оказался в Сан-Франциско.

Он прожил долгую жизнь, умер в 1994 году, работая до последнего дня. Все добившиеся мирового успеха калифорнийские виноделы учились у Челищева: хорват Майкл Гргич (Chateau Montelena), поляк Уоррен Виньярски (Stag’s Leap), итальянец Роберт Мондави.

В долине Напа Андрей Викторович создал американское Каберне Совиньон — вино, которое стало калифорнийским «флагманом», собрав множество наград на конкурсах по всему миру.

Челищев, между прочим, так и не приехал в Россию, хотя всегда считал себя русским. А ведь его вполне можно ставить в один ряд с теми нашими соотечественниками, чей ум и талант сделали славу Америки: Сикорский и Зворыкин, например.

Кино, вино и старые стены

Наверное, один из лучших видов на долину Напа открывается с холма, где стоит поместье Фрэнсиса Ф. Копполы, того самого, который снял «Крестного отца» и «Дракулу», а также возглавляет целое семейство оскароносцев — таких, как его дочь София Коппола и племянник Николас Кейдж.

Золотую фигуру Оскара можно увидеть в витрине превращенного в музей старого хозяйского дома. За его фасадом скрываются длинные подвалы, где в дубовых бочках зреет вино.

Сам Коппола живет в другом доме, дорога к которому перегорожена цепью со строгим предупреждением Privatе. Некоторые счастливцы сталкиваются с ним, когда он прогуливается по аллеям. В газетах было немало шуму, когда режиссер приобрел это хозяйство, одно из старейших в Калифорнии. Тоже история будь здоров. И тоже связана с Россией.

Дело в том, что первым хозяином имения был финн Густав Нейбаум (Gustave Niebaum), родившийся в Хельсинки в 1842 году. Он плавал юнгой на кораблях Русско-Американской компании, чье внушительное здание красуется в Санкт-Петербурге на набережной Мойки.

Видно, парень был отчаянный, потому что в 21 год он уже командовал собственным кораблем. Густав заработал немало денег на торговле сибирской пушниной в Америке. Но Россия продала Аляску и ушла из «Русской Калифорнии», а Нейбаум, оказавшись со своими мехами в США, решил тут и обосноваться.

Трудно сказать, почему его, финна, прельстила идея заняться виноделием, но в 1879 году он купил огромный кусок земли в Напе и небольшую винодельню, привез из Европы лозы лучших сортов и дал себе зарок сделать вино, которое будет не хуже французского.

Как это по-нашему! Через десять лет он добился своего, и вино из хозяйства Inglenook получило медали Парижской выставки…

К тому времени, когда на винодельню упал взгляд режиссера Копполы, потомки Нейбаума ее давно продали. Inglenook была заурядным кооперативом, производящим винный ширпотреб. Зато Копполе, видно, не давали спокойно снимать шедевры его итальянские гены. Рассказывают, что его дед, эмигрировав в Америку, даже в Нью-Йорке продолжал делать домашнее вино.

В 1975 году на деньги, что символично, от проката «Крестного отца» Коппола приобрел часть хозяйства и еще не один год вкладывал свои гонорары, чтобы собрать его в первоначальном виде и полностью расплатиться.

Режиссер решил подчеркнуть преемственность и славную историю винодельни, поэтому называл ее Niebaum-Coppola. Он нанял специалистов из Бордо и постепенно добился признания. Сейчас Коппола, занимая место во втором десятке производителей Калифорнии, выпускает больше 900 тысяч ящиков вина в год — «зинфандель», «мерло», «каберне».

Кинодеятели, вообще-то, тянутся к благородному винному бизнесу. К примеру, француз Депардье в Роне и россиянин Михалков в Тоскане. Знающие люди утверждают, правда, что кино у них лучше, чем вино. А вот Коппола преуспел и на этом поприще.

Сначала он прославился вином Rubicon, но и сейчас, как пишет авторитетная The New Sotheby’s wine encyclopedia, его «винодельня исповедует стиль, требующий большого труда» и делает вино «с дубовым привкусом, типичным для роскошных вин Напы на основе Каберне; вино от Niebaum-Coppola по-прежнему великолепно».

Несмотря на все итальянское, что связано с именем Копполы, этот очень красивый кусок долины Напа можно сравнить скорее с французским шато. Об этом напоминает стена похожего на сказочный замок дома, увитая зеленым плющом, изящная пергола, с которой свисают виноградные грозди, струи воды в фонтане…

После дегустации в прохладном подвале необыкновенно приятно и так по-французски пить хороший (что редкость для Америки) кофе за столиком под тенью платанов, наслаждаясь красотой амфитеатра из виноградника, как бы предназначенного для того, чтобы поставить на низкую каменную стеночку бокал вина или бутылку и сделать фото в Instagram.

Турист – находка для винодела

Виноградники во всем мире похожи. В них есть благородная умиротворенность, особенно в осеннюю пору, когда чуть тронутые золотом лозы утяжелены темными гроздьями созревшего винограда. Впрочем, и виноделы во всем мире похожи друг на друга. Загорелыми лицами, спокойными взглядами, уверенностью в себе…

Во всяком случае, молодой хозяин винодельни Kelham vineyards в местечке Сан-Элен долины Напа напомнил таких же ребят из Тосканы или Бургундии. Даже одет был похоже — в короткие светлые бриджи и простую рубашку.

Он разливал по бокалам вино, рассказывал о каждой бутылке, улыбался, а когда никто не наблюдал за ним, останавливался, чтобы вытереть лоб.

«Сегодня с утра собирали виноград… Три гектара. Устал немного», — улыбнулся он в ответ на мой вопрос и добавил не без гордости: «Я — шестое поколение калифорнийцев».

Вместе с родителями и братом они владеют большим хозяйством — примерно в 20 гектаров.

Начинала бизнес бабушка. Семья выращивала виноград для Мондави и других знаменитых производителей. А потом купили и реновировали еще и небольшую винодельню здесь, в Oakville, районе, где изготавливают отменное Каберне Совиньон.

Это вино гости Келхамов дегустируют, расположившись за высоким столом во внутреннем дворике их элегантной усадьбы. Калифорнийский стиль — это открытые пространства, полные воздуха и солнечного света, простая геометрия зданий, стриженые кусты, ровные дорожки, идеальный газон и современный интерьер гостиных, куда можно спокойно заглянуть…

Каждый год в долины Напа и Сонома приезжает почти 5 миллионов туристов — в основном американских. Вряд ли большинство из них — это знатоки вина. Но кто же откажется понежиться в небольшом отеле с геотермальными источниками, попить вина и купить на память бутылочку калифорнийского?

Тем более, что в дегустировании вообще есть особая прелесть. Чем больше пробуешь, тем, вроде бы, лучше понимаешь. А у сомелье есть свои маленькие хитрости, о которых догадываешься, только отставив в сторону бокал, и укладывая в сумку рекомендованную покупку.

Вот недаром он смотрел на тебя так понимающе и проникновенно, что ты уже почти ощутил сбалансированность и округлость, а также вкус мокрого кожаного седла и легкую ноту перца. Ну, и как же не купить такой удивительный напиток?

А потом встать в очередь за новинкой из другой долины — седьмой версией iPhone. Если, конечно, кошелек позволит.

Наталия Сергеева

Благодарим за возможность увидеть калифорнийские долины «Клуб путешествий Михаила Кожухова»

Источники:

http://vinograd-wineclub.com/wine_school/ekonomika_vina
http://edachnik.ru/vinogradarstvo-ssha/rost-i-padenie-promyshlennogo-vinogradarstva.html
http://www.rosbalt.ru/style/2016/11/16/1567619.html

Ссылка на основную публикацию

Adblock
detector
×
×
×
×