Изменения содержания лейкоантоцианов — Стеблевые части

Оглавление

Изменения содержания лейкоантоцианов — Стеблевые части

Лейкоантоцианы (процианидины)

Лейкоантоцианы — аморфные бесцветные вещества, чрезвычайно легко окисляемые. Под действием солнечных лучей, нагревания с кислотой в присутствии кислорода они дают окрашенные антоцианы.

Лейкоантоцианидины легко полимеризуются и дают конденсированные танины, играющие важную роль в белых и особенно красных винах. Лейкоантоцианы в мономерной форме не обладают свойствами танина — не имеют вяжущего вкуса и не осаждают белки. Соединение мономеров в димеры, тримеры и полимеры до определенного размера приводит к приобретению свойств дубильных веществ. Дальнейшая полимеризация приводит к такому укрупнению молекулы, что она становится неустойчивой в растворе и выпадает в осадок.

Флавандиолы-3,4 могут быть в виде агликонов — лейкоантоцианидинов и гликозидов — лейкоантоцианов, соединенных с различными сахарами. Молекулярная масса лейкоантоцианов семян порядка 750-840.

Ответственным за окислительное побурение вин являются продукты конденсации лейкоантоцианов. Чем больше в вине лейкоантоцианов, тем большую склонность к окислению и побурению оно проявляет. В процессе брожения от 50 до 91% лейкоантоцианов теряется вследствие полимеризации и потери растворимости [3].

Больше всего лейкоантоцианов содержится в семенах, затем в гребнях и кожице, меньше всего их в мякоти. Белые столовые вина содержат 0,2-0,3г/дм3 лейкоантоцианов, красные столовые — 1,0-3,3 г/дм3. В состав лейкоантоцианов винограда входят лейкодельфинидин, лейкоцианидин и лейкопеларгонидин.

Установлено что молодые красные вина в процессе аэрации усиливают свою окраску, при этом содержание антоцианов повышается [2]

Лейкоцианидин R=OH, R’=H

Лекодельфинидин R= R’=OH

Антоцианы винограда и вина

Антоцианы являются красными пигментами ягод винограда. Они находятся в растениях в основном в виде гликозидов. Агликоны антоцианов называются антоцианидами.

Кроме основных антоцианидинов — пеларгонидина, цианидина, пеонидина, дельфинидина, петунидина и мальвидина (энидина или сирингидина), известно еще семь. Относительная распространенность трех основных типов антоцианидинов такова: цианидин — дельфинидин — пеларгонидин.

Гидролиз антоцианов с 20%-ной HCI приводит к образованию антоцианидинов (агликонов) и какого-либо сахара, смеси сахаров или смеси последних с органическими кислотами. Из сахаров может быть глюкоза, галактоза, рамноза, арабиноза, реже гентибиоза и другие сахара; из кислот: малоновая, п-кумаровая, п-бензойная, кофейная и хлорогеновая.

Основная часть антоцианов принадлежит к 3-моногликозидам, реже встречаются 3,5-дигликозиды и совсем редко 3-биозиды.

В основном встречаются гликозиды, в которых сахара связаны с агликоном полуацетальной связью через атом кислорода.

Гликозиды в зависимости от количества сахаров, положения и порядка присоединения делятся на моногликозиды, биозиды, дигликозиды и смешанные гликозиды. Из них монозиды относятся к более простым соединениям; биозиды при одном и том же наборе сахаров могут различаться последовательностью и порядком присоединения сахаров, величиной окисных циклов и конфигураций гликозидных связей. Далее, усложняясь биозиды переходят в триозиды и олигозиды до шести остатков сахаров в цепи. У антоцианов в олигозидах сахара могут сочетаться в прямые и разветвленные цепи. Окраска антоцианов также сильно зависит от рН среды, что объясняется образованием псевдооснования или хиноидных форм.

В кислой среде цианидин представляет собой форму, имеющую красный цвет. В слабокислой среде с увеличением рН окраска ослабевает. Если среду подкислить, то окраска возобновляется.

При рН меньше 6 окраска антоцианов красная различной интенсивности, при рН 6 — фиолетовая, при рН 8 — синяя и при рН 10 — зеленая вследствие образования фенолятов. При рН 8-10 окраска очень неустойчива, наибольшая устойчивость наблюдается при рН 1-2.

Таком образом, усиление окраски при подкислении красных вин происходит не за счет перехода лейкоантоцианов в антоцианы, которое также происходит в кислой среде, но требует длительного нагрева, а вследствие перехода неокрашенных псевдооснований в окрашенные формы антоцианов. Окраска антоцианов в кислом растворе усиливает в присутствии различных органических и неорганических веществ. Органические примеси, усиливающие окраску, носят название копигментов. Различные копигменты неодинаково влияют на окраску, наиболее важные из них :флавоны и катехины.

Установлено, что этанольные растворы чистых антоцианов имеют максимум абсорбции в видимой области спектра при следующих длинах волн: моногликозиды дельфинидина и петунидина при 550 нм, моногликозид мальвидин при 540-550 нм, моногликозид пеонидина при 530 нм. Агликон мальвидина имеет максимум абсорбции также при 550 нм. [5].

Особенности накопления фенольных соединений в растениях некоторых видов рода Rumex L Текст научной статьи по специальности «Биологические науки»

Аннотация научной статьи по биологическим наукам, автор научной работы — Федураев Павел Владимирович, Скрыпник Любовь Николаевна, Масленников П.В., Чупахина Галина Николаевна, Таценко Наталья Андреевна

Одной из основных задач современной фармакогнозии является поиск новых источников биологически активных веществ с целью создания высокоэффективных лекарственных препаратов. Определенный интерес представляют растения рода щавель ( Rumex L.), которые характеризуются богатым химическим составом, а потому обладают широким спектром биологического действия. В работе изучены фенологические особенности накопления фенольных соединений (полифенолы, катехины , лейкоантоцианы , антоцианы ) у щавеля курчавого ( Rumex crispus L.) и щавеля туполистного ( Rumex obtusifolius L.) доминантов луговых фитоценозов Калининградской области. Содержание фенольных веществ определялось спектрофотометрическим методом (Shimadzu UV3600, Japan) в различных частях растений: стебли, листья (стеблевые и прикорневые), корни и соцветия в период цветения и плодоношения. Выявлены видовые особенности в накоплении фенольных соединений различных групп у растений. Показано, что в период цветения у R. crispus и у R. obtusifolius наблюдалось максимальное накопление фенольных веществ. Более высокое содержание полифенолов в стеблевых листьях и генеративных органах R. crispus по сравнению с R. obtusifolius и активное накопление лейкоантоцианов во всех тканях в период цветения видовая особенность в накоплении полифенольных соединений. У R. obtusifolius максимальный уровень накопления полифенолов в корнях и высокий уровень катехинов в корнях, листьях и соцветиях в фазу цветения. Активное накопление лейкоантоцианов в прикорневых листьях R. obtusifolius в период плодоношения биологическая особенность данного вида в накоплении флаван-3,4-диолов. Показан относительно низкий уровень накопления не фотосинтетических пигментов фенольной природы антоцианов. Уровень антоцианов в вегетативных и генеративных тканях исследуемых видов значительно уступал содержанию в них флаван-3,4 диолов. Уровень катехинов в тканях R. crispus и R. obtusifolius значительно превышал содержание в них флаван-3,4 диолов.

Статья по теме:   Плодоножка - виноград

Похожие темы научных работ по биологическим наукам , автор научной работы — Федураев Павел Владимирович, Скрыпник Любовь Николаевна, Масленников П.В., Чупахина Галина Николаевна, Таценко Наталья Андреевна

Текст научной работы на тему «Особенности накопления фенольных соединений в растениях некоторых видов рода Rumex L»

ОСОБЕННОСТИ НАКОПЛЕНИЯ ФЕНОЛЬНЫХ СОЕДИНЕНИЙ В РАСТЕНИЯХ НЕКОТОРЫХ ВИДОВ РОДА /?(ШЕХ1_.

© П.В. Федураев , JI.H. Скрыпник, П.В. Масленников, Г.Н. Чупахина, Н.А. Таценко

Балтийский федеральный университет им. И. Канта, ул. Университетская, 2, Калининград, 236040 (Россия), e-mail: pfeduraev@kantiana.ru

Одной из основных задач современной фармакогнозии является поиск новых источников биологически активных веществ с целью создания высокоэффективных лекарственных препаратов. Определенный интерес представляют растения рода щавель (Rumex L.), которые характеризуются богатым химическим составом, а потому обладают широким спектром биологического действия. В работе изучены фенологические особенности накопления фенольных соединений (полифенолы, катехины, лейкоантоцианы, антоцианы) у щавеля курчавого (Rumex crispus L.) и щавеля тупо-листного (Rumex obtusifolius L.) — доминанте® луговых фитоценозов Калининградской области. Содержание фенольных веществ определялось спектрофотометрическим методом (Shimadzu UV3600, Japan) в различных частях растений: стебли, листья (стеблевые и прикорневые), корни и соцветия в период цветения и плодоношения. Выявлены видовые особенности в накоплении фенольных соединений различных групп у растений. Показано, что в период цветения у R. crispus и у R. obtusifolius наблюдалось максимальное накопление фенольных веществ. Более высокое содержание полифенолов в стеблевых листьях и генеративных органах R. crispus по сравнению с R. obtusifolius и активное накопление лейкоантоцианов во всех тканях в период цветения — видовая особенность в накоплении полифенольных соединений. У R. obtusifolius — максимальный уровень накопления полифенолов в корнях и высокий уровень катехинов в корнях, листьях и соцветиях в фазу цветения. Активное накопление лейкоантоцианов в прикорневых листьях R. obtusifolius в период плодоношения — биологическая особенность данного вида в накоплении флаван-3,4-диолов. Показан относительно низкий уровень накопления не фотосинтетических пигментов фенольной природы — антоцианов. Уровень антоцианов в вегетативных и генеративных тканях исследуемых видов значительно уступал содержанию в них флаван-3,4 диолов. Уровень катехинов в тканях R. crispus и R. obtusifolius значительно превышал содержание в них флаван-3,4 диолов.

Ключевые слова: катехины, лейкоантоцианы, антоцианы, сумма фенольных соединений, онтогенез, щавель курчавый, щавель туполистный.

Одной из основных задач современной фармакогнозии является поиск новых источников биологически активных веществ с целью создания высокоэффективных лекарственных препаратов. Определенный интерес представляют растения рода щавель (Яитех Ь.), которые характеризуются богатым химическим составом, а

Федураев Павел Владимирович — ассистент кафедры молекупярной физиологии и биофизики, тел. (4012) 53-32-63, e-mail: pfeduraev@kantiana.ru Скрыпник Любовь Николаевна — доцент кафедры молекупярной физиологии и биофизики, кандидат биологических наук, тел. (4012) 53-32-63, e-mail: lskrypnik@kantiana.ru

Масленников Павел Владимирович — доцент, кандидат биологических наук, e-mail: pashamaslennikov@mail.ru Чупахина Галина Николаевна — профессор кафедры молекупярной физиологии и биофизики, доктор биологических наук, профессор, e-mail: tchoupakhina@mail.ru Таценко Наталья Андреевна — студентка химико-биологического института, кафедра молекупярной физиологии и биофизики, e-mail: tatsenko.n@mail.ru

потому обладают широким спектром биологического действия. Щавели перспективны как источники средств слабительного, вяжущего, противовоспалительного, антисептического, кровоостанавливающего, желчегонного и мочегонного действия [1-14].

Фенольные соединения — один из наиболее распространенных и многочисленных классов природных соединений, обладающих подобной биологической активностью. Самое важное свойство многих фенольных и полифенольных соединений — их участие в окислительно-восстановительных реакциях и в процессах нейтрализации активных форм кислорода [5, 7, 12-15]. Имеются данные о наличии

Автор, с которым следует вести переписку.

антимутагенной и антиканцерогенной активностей полифенолов [16, 17]. Другое, не менее важное, свойство растительных фенольных соединений — их Р-витаминное действие [14, 18, 19]. Эффективные и малотоксичные природные полифенольные антиоксиданты могут применяться для решения многих технологических задач и повышения качества выпускаемой продукции в пищевой, косметической и фармацевтической промышленности, в животноводстве. Для биотехнологии продуценты полифенолов представляют особый интерес как носители полезных генов, необходимых для генно-инженерного конструирования растений с заданными полезными свойствами [15].

Образование фенолов — динамический процесс, в значительной степени зависящий от многочисленных факторов окружающей среды. Главные из них — «стрессовый» и возрастной, а также фактор освещенности [15, 20]. Накопление фенольных веществ в различных частях и органах растений тесно связано с их функцией в жизнедеятельности растений и фазой развития [21]. В связи с этим изучение условий, оказывающих влияние на онтогенетические ритмы накопления фенольных соединений в растениях рода Rumex L., также имеет весьма большое значение.

Цель работы — исследовать фенологические особенности накопления фенольных соединений (полифенолы, катехины, лейкоантоцианы, антоцианы) у щавеля курчавого (Rumex crispus L.) и щавеля тупо-листного (Rumex obtusifolius L.) — доминантов луговых фитоценозов Калининградской области.

В качестве объектов исследования были использованы Rumex crispus L. и R. obtusifolius L. — доминирующие виды на луговых фитоценозах Калининградской области. В растениях определялось количественное содержание полифенолов, катехинов, лейкоантоцианов и антоцианов. Содержание фенольных веществ анализировалось в различных частях растений: стебли, листья (стеблевые и прикорневые), корни и соцветия. Сбор растительного материала проводился в период цветения и плодоношения (июнь — июль 2014 г.).

Суммарное содержание фенольных соединений в исследуемых растениях определялось спектрофо-тометрическим методом. В качестве аналитической реакции использовалась реакция образования окрашенного в синий цвет раствора берлинской лазури, возникающей при взаимодействии двухвалентного железа и гексоцианоферрата калия (K3Fe(CN)6). Интенсивность окраски полученного раствора при длине волны 720 нм позволяет судить о количестве фенольных соединений. В качестве стандартных образцов использовали растворы галловой кислоты. Навеску растительного материала растирали до гомогенного состояния в присутствии подкисленного 96% этанола (20 : 1), гомогенат центрифугировали при 4500 g в течение 30 мин [22, 23].

Концентрацию антоциановых пигментов определяли спектрофотометрически в 1% солянокислом водном экстракте при длине волны 510 нм, предварительно гомогенат центрифугировали при 4500 g в течение 30 мин. Для внесения поправок на содержание зеленых пигментов определяли оптическую плотность полученных экстрактов при длине волны 657 нм. Содержание суммы антоцианов рассчитывали по цианидин-3,5-дигликозиду [23].

Для определения лейкоантоцианов (флаван-3,4-диолов) навеску растительного материала растирали до гомогенного состояния в присутствии подкисленного 96% этанола (20 : 1), гомогенат центрифугировали при 4500 g в течение 30 мин. Затем по 1 мл центрифугата помещали в пробирки, в каждую из которых добавляли по 19 мл 5% раствора НС1 в н-бутаноле, тщательно перемешивая. Пробирки помещали в кипящую водяную баню на 50 мин, по окончании термостатирования пробирки охлаждали и определяли оптическую плотность при длине волны 520 нм [23].

Статья по теме:   Штамб - виноград

Для определения катехинов навеску растительного материала растирали до гомогенного состояния в присутствии подкисленного 96% этанола (20 : 1), гомогенат центрифугировали при 5000 g в течение 10 мин. В заранее приготовленные пробирки с 4 мл ванилинового реактива и соляной кислоты (2,5 мл 5% спиртовой раствор ванилина + 47,5 мл концентрированная НС1) вносили 1 мл центрифугата — начиная с эталона, с промежутком в 2 мин. Содержимое каждой колбы перемешивалось и переносилось в кюветы спектрофотометра. Оптическую плотность замеряли через 5 мин после добавления вытяжки к ванилиновому реактиву, эталонный раствор использовали в качестве контроля. Измерения вели при длине волны 520 нм [23]. Оптическую плотность растворов определяли на спектрофотометре «Shimadzu UV3600» (Shimadzu, Japan).

Содержание исследуемых веществ приведено на грамм сухого веса. Анализ проб проводился в трехкратной биологической повторности и не менее чем в трех аналитических. Полученные результаты обра-

ботаны статистически, данные представлены на графиках в виде средних арифметических значений и их стандартных ошибок. Достоверность различий между вариантами определяли с помощью t-критерия Стьюдента (Р

Определение катехинов и лейкоантоцианов в надземной и подземной частях Aconogonon divaricatum Текст научной статьи по специальности «Фундаментальная медицина»

Аннотация научной статьи по фундаментальной медицине, автор научной работы — Иванова Евгения Викторовна, Лукша Е.А., Калинкина Г.И., Погодин И.С.

Поиск новых источников биологически активных веществ и расширение ассортимента лекарственных средств на основе представителей отечественной флоры определяют приоритетные направления развития современной фармации. В статье приведены данные о количественном содержании катехинов и лейкоантоцианов в надземных и подземных органах перспективного для внедрения в медицинскую практику многолетнего растения Aconogonon divaricatum .

Похожие темы научных работ по фундаментальной медицине , автор научной работы — Иванова Евгения Викторовна, Лукша Е.А., Калинкина Г.И., Погодин И.С.

ASSESSING CATECHINS AND LEUCOANTHOCYANINS INABOVEGROUNDAND UNDERGROUND PARTS OF ACONOGONON DIVARICATUM

The search for new sources of biologically active substances, and extension the range of medicines on the basis of the species of local flora determine the priorities for the development of modern pharmacy. The article presents data on the quantitative content of catechins and leucoanthocyanins in abovegournd and underground parts of the perennial plant Aconogonon divaricatum whose introduction in medical practice is very promising.

Текст научной работы на тему «Определение катехинов и лейкоантоцианов в надземной и подземной частях Aconogonon divaricatum»

ОПРЕДЕЛЕНИЕ КАТЕХИНОВ И ЛЕЙКОАНТОЦИАНОВ В НАДЗЕМНОЙ И ПОДЗЕМНОЙ ЧАСТЯХ ACONOGONON DIVARICATUM

Е. В. Иванова1, Е. А. Лукша1, Г. И. Калинкина2, И. С. Погодин1

1ГБОУ ВПО «Омский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации, г. Омск, Россия,

2ГБОУ ВПО «Сибирский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения Российской Федерации, г. Томск, Россия

Поиск новых источников биологически активных веществ и расширение ассортимента лекарственных средств на основе представителей отечественной флоры определяют приоритетные направления развития современной фармации. В статье приведены данные о количественном содержании катехинов и лейкоантоцианов в надземных и подземных органах перспективного для внедрения в медицинскую практику многолетнего растения Aconogonon divaricatum.

Ключевые слова: Aconogonon divaricatum, катехины, лейкоантоцианы, спектрофотометрия.

ASSESSING CATECHINS AND LEUCOANTHOCYANINS IN ABOVEGROUND AND UNDERGROUND PARTS OF ACONOGONON DIVARICATUM

E. V. Ivanova1, E. A. Luksha1, G. I. Kalinkina2, I. S. Pogodin1

1State Funded Educational Institution for Higher Professional Education Omsk State Medical University

of the Ministry of Public Health of the Russian Federation, Omsk, Russia, 2State Funded Educational Institution for Higher Professional Education Siberian State Medical University of the Ministry of Public Health of the Russian Federation, Tomsk, Russia

The search for new sources of biologically active substances, and extension the range of medicines on the basis of the species of local flora determine the priorities for the development of modern pharmacy. The article presents data on the quantitative content of catechins and leucoanthocyanins in abovegournd and underground parts of the perennial plant Aconogonon divaricatum whose introduction in medical practice is very promising.

Key words: Aconogonon divaricatum, catechins, leucoanthocyanins, spectrophotometry.

Среди растительных веществ фенольной природы важное значение имеют катехины и лейкоантоцианы [4].

Катехины (флаван-3-олы) являются достаточно обширной группой растительных органических соединений: число известных флаван-3-олов превышает 1000 [8]. В растениях катехины встречаются в изомерных формах, соответствующих (+)-катехину и (-)-эпикатехи-ну (рис. 1).

Антиоксидантные свойства флаван-3-олов в 50 раз превышают показатели витамина E и в 20 раз — витамина С [12]. Кроме того, катехины обладают противо-

воспалительным, антимикробным, спазмолитическим и нейропротекторным действием [4].

Лейкоантоцианы (флаван-3,4-диолы) являются предшественниками катехинов и влияют на концентрацию этих соединений в растениях [5]. К наиболее распространенным в растениях лейкоантоцианам относятся лейкоцианидин и лейкодельфинидин (рис. 2).

Лейкоантоцианы характеризуются противоопухолевой и радиозащитной активностью, обладают гипотензивным, капилляроукрепляющим, противосклероти-ческим действием, а также способствуют эффективному усвоению витамина С [6, 10, 11].

Рис. 1 Структура и химическое

Рис. 2 Структура и химическое название растительных лейкоантоцианов

Перспективным для внедрения в медицинскую практику в качестве источника катехинов и лейкоантоцианов является Асоподопоп divaricatum и (таран растопыренный, горец растопыренный) — многолетнее растение семейства Ро1удопасеае, которое культивируется в Омской области [7].

Ранее был установлен компонентный состав дубильных веществ и определено доминирующее присутствие конденсированных таннинов в таране растопыренном [1, 2]. Определение содержания катехинов и лейкоантоцианов в составе растения позволит обосновать рациональный подход к использованию горца растопыренного в качестве сырьевого источника для получения ценных полифенольных соединений.

Количественное определение катехинов и лейко-антоцианов в надземных и подземных органах Асоподопоп divahcatum и.

Объектами для анализа послужили надземные и подземный части Асоподопоп divaricatum и., заготовленные в период с 2013 по 2015 гг. Сушку сырья проводили воздушно-теневым способом. Высушенные части растения измельчали до размера частиц 3 мм.

Количественное определение катехинов и лейко-антоцианов определяли спектрофотометрически.

И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Содержание катехинов проводили в соответствии со следующей методикой: навеску растительного сырья около 0,5 г (точная навеска) растирали до гомогенного состояния в присутствии подкисленного 95%-ного этанола (20:1), гомогенат центрифугировали при 5000 д в течение 10 минут. В мерную колбу на 5 мл (пикнометр) вносили 1 мл профильтрованного центрифугата и доводили до метки ванилиновым реактивом (5%-й спир-товый раствор ванилина в концентрированной соляной кислоте). Оптическую плотность замеряли через 5 мин после добавления ванилинового реактива к центрифу-гату. В качестве раствора сравнения использовали ра-

створ спирта с ванилиновым реактивом [3, 9]. Измерения вели при длине волны 500—505 нм.

В качестве эталонного раствора использовали раствор стандартного образца (-)-эпигаллокатехингал-лата («Фитопанацея», Россия), приготовленного следующим образом: 0,001 г (точная навеска) (-)-эпигалло-катехингаллата растворяли в мерной колбе на 5 мл в 1 мл подкисленного 95%-го спирта и доводили до метки ванилиновым реактивом. Измерения проводили через 5 минут при длине волны 505 нм.

Статья по теме:   Рислинг болгарский - виноград

Содержание катехинов (в %) в пересчете на (-)-эпигаллокатехингалат определяли по формуле:

Х% = тст х Ах х ¥Х1 х Гст2 х ¥х3 х 100 х 100

т х Аст х ¥Ст1 х Гх2 х V^ х (100 — Г)’ где тх — навеска растительного сырья, г; тст— навеска стандартного образца (-)-эпигаллокатехингал-лата, г; Ах — значение оптической плотности испытуемого раствора; Аст — значение оптической плотности раствора стандартного образца (-)-эпигаллокатехингал-лата; 23 — объем разведений извлечения из растительного сырья, мл; ^^ — объем разведений стандартного образца (-)-эпигаллокатехингаллата, мл; W— влажность сырья, %.

Для определения лейкоантоцианов навеску растительного материала около 1,0 г (точная навеска) растирали до гомогенного состояния в присутствии подкисленного 95%-го этанола (20:1), гомогенат центрифугировали при 4500 д в течение 30 минут. Затем 1 мл профильтрованного центрифугата помещали в пробирку и добавляли 19 мл 5%-го раствора соляной кислоты в н-бутаноле, тщательно перемешивали. Пробирку помещали в кипящую водяную баню на 50 мин, по окончании термостатирования пробирку охлаждали и определяли оптическую плотность [3, 9]. Измерения вели при длине волны 534—546 нм, соответствующих спектральным максимумам цианидина и дельфинидина.

В качестве эталонного раствора использовали раствор стандартного образца цианидина хлорида, приготовленного следующим образом: 0,02 г (точная навеска) цианидина хлорида помещали в мерную колбу на 100 мл и добавляли до метки подкисленный (рН = 3.0) 95%-й спирт этиловый (раствор А). 1 мл раствора А

Выпуск 4 (60). 2016

помещали в мерную колбу на 25 мл и доводили до метки 5%-м раствором хлористоводородной кислоты в н-бу-таноле. Колбу термостатировали в кипящей водяной бане 50 мин, после чего охлаждали и определяли оптическую плотность. Измерения проводили при длине волны 534 нм.

Процентное содержание лейкоантоцианов в пересчете на цианидина хлорид определяли по формуле:

Щт х Ах х Vxl х V^ х Vx3 х 100 х 100 m х Ах V . х V 2 х V 3 х (100 — W) ‘

х ст ст1 х 2 стз v ‘

где тх — навеска растительного сырья, г; тст— навеска стандартного образца цианидина хлорида, г; Ах — значение оптической плотности испытуемого раствора; Аст—значение оптической плотности раствора стандартного образца цианидина хлорида; Ух123 — объем разведений извлечения из растительного сырья, мл; Уст123 — объем разведений стандартного образца цианидина хлорида, мл; W—влажность сырья, %.

Результаты количественного определения катехи-нов и лейкоантоцианов приведены в табл.

Распределение катехинов и лейкоантоцианов по морфологическим группам Aconogonon divaricatum L.,%.

Часть Год Содержание Содержание

растения сбора катехинов лейкоантоцианов

Корни и 2015 9,85 ± 0,22 3,88 ± 0,08

корневища 2014 7,35 ± 0,18 2,68 ± 0,06

2013 8,10 ± 0,19 1,31 ± 0,02

Стебли 2015 0,74 ± 0,01 0,02 ± 0,001

2014 0,61 ± 0,01 0,26 ± 0,005

2013 0,55 ± 0,01 0,46 ± 0,01

Листья 2015 5,80 ± 0,16 0,45 ± 0,01

2014 4,32 ± 0,11 0,40 ± 0,01

2013 2,96 ± 0,09 0,35 ± 0,01

Цветки 2015 7,50 ± 0,26 1,47 ± 0,05

2014 6,38 ± 0,29 2,50 ± 0,12

2013 5,46 ± 0,15 3,00 ± 0,15

Плоды 2015 8,01 ± 0,35 1,33 ± 0,04

2014 6,22 ± 0,20 2,01 ± 0,10

2013 5,80 ± 0,20 2,46 ± 0,11

молочной 2015 2,43 ± 0,09 0,46 ± 0,01

В результате проведенных исследований было установлено, что в подземной и надземной частях Асоподопоп быапсаШт I. содержатся катехины и их предшественники лейкоантоцианы, которые установлены в растении впервые. Наибольшее содержание катехинов и лейкоантоцианов обнаружено в подземной части, цветках и плодах, наименьшее — в стеблях (как по содержанию катехинов, так и лейкоантоцианов). По содержанию кате-хинов в подземной части горца забайкальского и в листьях наиболее распространенного источника данных БАВ — зеленого чая, большой разницы обнаружено не

было [содержание катехинов в листьях зеленого чая в пересчете на (-)-эпигаллокатехингаллат составило (10,16 ± 0,48) %]. В связи с этим, использование корней и корневищ Aconogonon divaricatum L в качестве источника ка-техинов является перспективным направлением.

1. Иванова Е. В., Лукша Е. А. Определение дубильных веществ в подземной части Aconogonon divaricatum // Сборник научных трудов по итогам международной научно-практической конференции «Научные достижения современности». — Уфа, 2015. — С. 88—92.

2. Иванова Е. В., Лукша Е. А. Содержание дубильных веществ в надземной и подземной частях Aconogonon divaricatum // Современные проблемы науки и образования. — 2015. — № 5. — Режим доступа: http:// www.science — education.ru/128 — 21799 (дата обращения: 25.09.2015).

3. Кривенцов В. И. Методические рекомендации по анализу плодов на биохимический состав. — Ялта, 1982. — 22 с.

4. Масленников П. В., Чупахина Г. Н., Скрыпник Л. Н. и др. Содержание низкомолекулярных антиоксидантов в лекарственных растениях Калининградской области // Химия растительного сырья. — 2012. — № 3. — С. 127—133.

5. Масленников П. В., Чупахина Г. Н., Скрыпник Л. Н. Содержание фенольных соединений в лекарственных растениях Ботанического сада // Известия Российской академии наук. Сер. биологическая. — 2013. — № 5. — С. 551—557.

6. Полтавская Р. Л., Суханова В. В., Велиева Э. Т. Оценка Р-витаминной активности лекарственного сырья // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. — 2014. — № 9. — С. 36—39.

7. Степанов А. Ф. Горец забайкальский в Сибири: монография / А. Ф. Степанов, Ф. А. Степанов, Р. Л. Кроле-вец; под общ. ред. А. Ф. Степанова — Омск: Изд-во ФГБОУ ВПО ОмГАУ им. П. А. Столыпина, 2011. — 280 с.

8. Федураев И. В., Чупахина Г. И., Скрыпник Л. Н. Динамика накопления катехинов щавелем курчавым (Rumex Crispus L.) — суперпродуцентом фенольных соединений проантоцианидинового ряда // Химия растительного сырья. — 2011. — №4. — С. 205—208.

9. Чупахина Г. Н., Масленников П. В. Методы анализа витаминов: практикум. — Калининград: Изд-во КГУ, 2004. — 36 с.

10. Cody V., Middleton E. Flavonoides in biology and medicine / ed. Aban R. Liss. — New-York, 1998. — P. 87-103.

11. Kowaleryk E., Krzensinski P., Fijalkowski P., et. al. The use of cardiovascular diseases // Pol. Merkuriusz Lek. — 2009. — Vol. 19, № 109. — P. 108-110.

12. Su X., Duan J., Jiang Y., et al. Polyphenolic profile and antioxidant activities of olong tea infusion under various steeping conditions // Int. J. Mol. Sci. — 2007. — Vol. 8. — P. 1196—1205.

Источники:

http://studbooks.net/1921543/tovarovedenie/leykoantotsiany_protsianidiny
http://cyberleninka.ru/article/n/17449393
http://cyberleninka.ru/article/n/16942486

Ссылка на основную публикацию

Adblock
detector
×
×