Италия: у массового продукта в столовом виноградарстве нет будущего

Красностоп на старте

В России ожидают принятия «революционного» закона о виноделии

Перед законотворцами стояла непростая задача — учесть пожелания и крупных производителей, и малого бизнеса, защитить потребителей от некачественной продукции и соблюсти коммерческие интересы отрасли, найти средства на комплексную господдержку, но при этом не спустить государственные деньги в песок. Одной из главных препон отрасли называли большую зарегулированность, а также незащищенность российских производителей перед иностранным некачественным виноматериалом. Но ко второму чтению экспертам удалось услышать мнение всех заинтересованных сторон.

— Без сомнений, наша главная проблема сегодня — дешевый некачественный импорт. В Россию на танкерах в огромных количествах привозят так называемый балк и винный концентрат, их разливают на наших заводах и продают потом под видом натурального российского вина. В стране ежегодно выпивается примерно полтора миллиарда «отечественных» бутылок, хотя своего сырья, винограда, у нас наберется только процентов на 40 от этого объема, — констатирует управляющий директор Ассоциации виноградарей и виноделов Севастополя Андрюс Юцис.

Причем производители нередко добавляют в него различные химические присадки, улучшители цвета и вкуса. Они маскируют недостатки напитка, но делают его при этом вредным для здоровья. По оценке главы Союза виноградарей и виноделов России Дмитрия Киселева, около половины «российского» вина на полках магазинов сегодня сделано из дешевого импортного виноматериала.

Поэтому одна из главных новаций — ужесточить требования к информации о продукте. Например, на этикетке нельзя будет писать «сделано в России», если это иностранный «шмурдяк», который привезли в цистернах с другого конца света.

Еще одно изменение, которого ждут все производители, — возможность реализации натурального вина из отечественного сырья на выставках, ярмарках и через интернет. По некоторым оценкам, это может повысить продажи до 30%.

При этом в законопроекте остаются и некоторые спорные моменты. Например, фермеры жалуются на то, что законодатели проигнорировали проблемы малого виноделия. В начале этого года инициативная группа аграриев разработала дополнительную статью о фермерском виноделии, но она не прошла в первом чтении.

— Если мы хотим создать новый класс виноделов, которые выпускают качественный продукт, то не должны ориентироваться только на крупный бизнес. Все «винные державы» в первую очередь гордятся своими небольшими уникальными частными шато. И у нас есть сотни, если не тысячи желающих начать свое дело. Но им нужно помочь встать на ноги, — говорит глава Ассоциации фермеров-виноградарей и виноделов Алексей Скляров. — Мы предлагаем, например, ввести льготные кредиты до миллиона рублей тем, кто разбивает новый виноградник. Чтобы фермер начинал выплачивать кредит только через пять лет после получения средств, когда у него наконец появится первый промышленный урожай и первая возможность заработать. А до этого момента уплату процентов могло бы взять на себя государство. Иначе как вообще могут возникнуть новые фермеры?

Нужно перейти к системе субсидирования конечного продукта, говорят малые виноделы. Минсельхоз каждый год определял бы размер субсидии исходя из сложившейся рыночной цены на виноград. И это бы позволило лучше всего стимулировать производство, исключив коррупцию и нецелевое использование госсредств. Ассоциация компаний розничной торговли предложила разрешить продажу российских вин до полуночи — дополнительный час поможет выдерживать конкуренцию с зарубежными марками. Кроме того, виноделы просят более четко прописать понятия недоброкачественной продукции, фальсификата и контрафакта. Все предложения по по доработке рассматриваются в рабочей группе по подготовке документа. Не исключено, что уже ко второму чтению проект закона может измениться до неузнаваемости.

По мнению замминистра сельского хозяйства Оксаны Лут, у российского виноделия большой потенциал, но предстоит много работы для того, чтобы его раскрыть. «Необходимо еще решить широкий спектр вопросов, связанных с аудитом и рекультивацией старых виноградников, развитием питомников и производством посадочного материала, сокращением производственных и логистических затрат, техническим оснащением предприятий. Кроме того, важной задачей является популяризация качественного российского вина на внешнем рынке», — говорит замглавы ведомства.

При этом в Союзе виноградарей и виноделов предупреждают: определенных трудностей при переходе к новым правилам не избежать. Переходный период с новой маркировкой, учетом и изменениями господдержки может продлиться несколько лет. «Но через пять лет отрасль станет совершенно иной. Это небыстрый процесс. Вино — это не водка, его быстро не сделаешь», — отмечает глава Союза виноделов.

Виноматериалы — еще не вино

Екатерина Балдина, директор магазина российских вин (Пермь):

— Желание законодателей упорядочить многие спорные вопросы в отрасли и тем самым помочь отечественным виноделам можно только приветствовать. Но при этом у участников рынка возникают опасения — не станет ли поддержка отечественных виноделов причиной запрета в России зарубежных виноматериалов?

Виноматериалы — это еще не вино, а сырье для дальнейшего производства. Практика закупки виноматериалов распространена по всему миру. Так, например, во Франции некоторые вина производятся из испанского сырья. На такую продукцию, как правило, есть спрос, ведь высокое качество можно получить по приемлемой цене. В России такой метод производства вин тоже широко распространен, поэтому жесткий запрет на использование зарубежных виноматериалов больно ударит по добросовестным российским производителям.

Помимо этого, запрет на использование импортных виноматериалов ограничит возможности потребителей. Так, например, сегодня в продаже есть игристое вино, названное по имени одного из создателей российского виноделия, которое выпускает завод в Санкт-Петербурге. В предновогодние дни оно пользуется большим спросом у покупателей, да и эксперты от него в восторге: в прошлом году вино получило две золотые медали на XXII Международном конкурсе вин и спиртных напитков в Москве. Для его производства сырье закупается у винодельческих хозяйств Южной Африки и Австралии. В дальнейшем оно перерабатывается на заводе в Крыму и поступает в Санкт-Петербург. Если в законопроект не будут внесены соответствующие поправки, позволяющие производителям использовать сертифицированные импортные виноматериалы, то известная марка, скорее всего, исчезнет с полок магазинов, а производителям сложно будет восполнить появившийся пробел за счет отечественных виноматериалов.

На мой взгляд, для защиты прав потребителей, а именно эту задачу российские законодатели видят в числе основных, достаточно подробно указать на этикетке информацию о технологии изготовлении вина, использованном сырье и другие данные, которые помогут им совершить свой выбор.

Вливаемся в элиту?

В Дагестане собрали рекордный за последние 30 лет урожай винограда, 189,4 тысячи тонн. Примерно 140 из них пойдет на производство вина и коньяка.

— Еще несколько лет назад мы выращивали виноград на арендованных землях и частично докупали сырье у местных производителей. Но с 2014 года мы активно увеличиваем площади виноградников, уже довели их до 2,3 тысячи гектаров. С этого года для производства будем использовать уже только свое собственное сырье, — с гордостью рассказывает гендиректор Дербентского завода игристых вин Магомед Садулаев. — Этого удалось достичь благодаря растущей в последние годы господдержке. Нам возмещается часть затрат на рекультивацию земель и посадку новых виноградников, на установку шпалеры, оборудование капельного орошения и так далее.

Нередко можно услышать мнение, что российский потребитель не избалован хорошим вином. И даже если сегодня развивать качественное виноделие, спрос на такие продукты будет невысоким. Но не все согласны с такой оценкой.

— Каждый человек хочет употреблять качественные продукты. Причина того, что у нас пьют много плохого вина, проста: им завалены все полки магазинов, — отмечает и советник президента Торгово-промышленной палаты Ростовской области по вопросам АПК Юрий Корнюш. — Некоторые говорят, что если мы начнем бороться с дешевым вином, то на полках останутся дорогие напитки, которые не по карману среднему покупателю. Но это чушь. Чем больше будет собственного производства, тем выше конкуренция и ниже цены. Раньше у нас на Дону было 13 тысяч гектаров виноградников, а сегодня, наверное, около двух с половиной. Если вернуться к тому производству, которое было в начале 1980-х, свободная конкуренция все расставит на свои места. Вас же не удивляет качественное и вкусное вино на европейских прилавках ценой пять-шесть евро за бутылку? Мы сможем делать еще дешевле. Да уже сегодня в Ростовской области делают вино, которое выигрывает престижные международные конкурсы и стоит в рознице при этом не более 600-700 рублей.

Статья по теме:   Мероприятия по предупреждению распространения заболеваний винограда - Вредители и болезни виноградной лозы

Расширение виноградников на юге России уже идет впечатляющими темпами. Например, за последние три года Краснодарский край увеличил закладку молодых виноградников в полтора, а производство отечественных саженцев — в два с лишним раза. Успехи поражают даже европейских винных специалистов, подчеркивает вице-губернатор Андрей Коробка.

— В России существуют две полярные точки зрения на то, как дальше развивать отрасль. Одни говорят, что виноделам, если они хотят хорошо зарабатывать, нужно ориентироваться на массовый сегмент классических сортов вина: мерло, шардоне, каберне-фран и так далее. Другие уверяют: нет смысла пытаться конкурировать с мировыми лидерами в этих сортах, такими как Франция, Италия или Испания, а лучше сосредоточиться на своих уникальных, — говорит редактор Национального аграрного агентства Дмитрий Беляев. — Я уверен, что мы можем развиваться в обоих направлениях. Вытеснить дешевый импорт можно только своим массовым качественным вином. При этом нужно понимать: в ближайшие 20-30 лет мы не удивим мир новыми мерло или каберне-совиньон, ведь та же Франция совершенствовала их производство веками. Но вот вино из, например, старинного казачьего сорта «красностоп» или «цимлянский черный» уже выигрывает престижные международные премии. Гастрономические свойства этих сортов еще неизвестны на мировом рынке. Пресыщенные ценители ищут такие «уникальности» по всему миру и готовы платить за них большие деньги.

С Беляевым согласны и местные виноделы.

— На Кубани, на Ставрополье и в Крыму есть огромные площади с подходящим климатом. Они должны заниматься в первую очередь массовым вином в больших объемах. А вот мы, жители более северных широт, сможем зарабатывать только в сегменте люксового эксклюзивного, — говорит винодел Юрий Малик. — Ростовская область является самым северным регионом страны, пригодным для возделывания винограда. Виноград здесь можно выращивать только укрывной, то есть перед каждой зимовкой вручную нам нужно прикапывать кусты. Это очень сильно повышает себестоимость. То есть производство на Дону бюджетного столового вина из собственного винограда экономически неэффективно. А для производства действительно эксклюзивных марок себестоимость винограда не имеет существенного значения. Ценители будут покупать качественные напитки практически по любой цене. Уже покупают. И с каждой новой крупной выставкой наша узнаваемость растет. Мы только учимся позиционировать себя на рынке, но видим, что интерес к русскому вину огромный. Пока для мира это скорее экзотика, но, если будет стабильное качество, мы точно найдем своего покупателя.

Из Франции виднее

Филипп Калдье, независимый агрожурналист (Бургундия, Франция):

— Если Россия хочет стать полноценной винной державой, нужен здоровый протекционизм — в магазинах, в ресторанах, в самолетах и поездах. Посмотрите на Францию, мы в винных делах неисправимые шовинисты. В отличие от других европейских стран, таких как Великобритания, в наших магазинах и ресторанах очень мало иностранных напитков. За исключением, пожалуй, Чили, Испании и государств Магриба.

Ваша дорога будет трудна, потому что в сознании потребителей Россия — это холодная страна, а русские вина в мире совершенно неизвестны и непонятны. Известна только водка. Я согласен с тем, что у таких новичков на мировом рынке мало шансов стать успешными в «классических дисциплинах» и лучше сосредоточиться на необычных, уникальных и оригинальных сортах. Вам нужно привлечь к себе внимание покупателя, а потом сразить его качеством. Это самый короткий путь к успеху.

Попасть в торговые сети со своей бутылкой практически невозможно

«Мы только в начале пути»: президент Союза виноградарей РФ Попович о винных табу, западных мифах и крымской воде

— В Госдуме на рассмотрении находится проект закона «О развитии виноградарства и виноделия». Его принятия особенно ждут на юге России и Северном Кавказе. Решит ли признание вина продуктом сельхозпроизводства проблемы винодельческой отрасли?

— Проект закона принят в первом чтении. Сейчас на рассмотрении находится его изменённая редакция, подготовленная правительством Российской Федерации ко второму чтению. Часть вопросов будет решаться через изменения к закону о контроле за алкогольной продукцией, которые обязательно должны коррелировать с теми вещами, которые есть в новом законе о развитии виноградарства и виноделия. И они вместе к концу года должны дойти до окончательного принятия. Если получится быстрее — это счастье.

Теперь по поводу содержания этого закона. Признание вина сельскохозяйственным продуктом — это лишь один из его пунктов. На самом деле в процессе обсуждения законопроекта Министерством сельского хозяйства было принято решение, что эта проблема может быть решена просто распоряжением правительства. Его проект уже находится на стадии рассмотрения. И мы очень надеемся, что оно будет принято даже раньше, чем появится законопроект.

Но не надо быть наивными и надеяться на то, что сразу после признания произойдёт какая-то революция и вино превратится в морковку. Нет. Вино по-прежнему будет контролировать Росалкогольрегулирование и 171-й федеральный закон. Просто признание вина сельхозпродуктом позволит нам в будущем получать большие преференции для развития и виноградарства, и виноделен. Мы лелеем мечту, что и виноградарство, и виноделие в перспективе будет регулировать один орган. Но пока это невозможно.

— Какие ещё изменения в отрасли ожидаются после принятия закона «О виноделии»?

— Будет поставлен восклицательный знак после фразы «государство помогает виноградарям и виноделам». Закон позволит надеяться, что каждый год, принимая закон о федеральном бюджете, правительство будет находить средства для финансирования посадки виноградников, помощи в приобретении сельхозмашин, кредитования строительства, создания и реконструкции винодельческих предприятий, на которых будет производиться вино. Это, пожалуй, главное. Мы очень надеемся, что появится Реестр виноградных насаждений, который должен будет учесть все виноградники до последнего кустика и весь урожай до последнего килограмма.

Мы надеемся, что сможем уйти от этой безумной системы проверки вина в лаборатории и перейти к контролю по соотношению, как это сделано во всём мире: из одного килограмма винограда всегда получается, грубо говоря, одна бутылка 0,75 литра вина. Если это соотношение выдерживается, то не нужны лаборатории, а вино всегда будет настоящее, из винограда. Если это соотношение нарушается, значит, это претендент на штрафы, лишение лицензии и т. д.

  • Леонид Попович — президент Союза виноделов и виноградарей РФ

— Уточните, пожалуйста, почему Вы назвали лабораторный контроль «безумным»?

— Любой химик серьёзного уровня вам скажет, как можно создать некий продукт, который не будет являться вином, но тот продукт в лаборатории будет отвечать большинству требований вина. Химия — великая наука. Она позволяет нам сегодня очень многое создавать. Вопрос в том, что такой продукт может оказаться дороже, чем производство вина из обычного винограда.

Мы, собственно говоря, на это больше всего и рассчитываем. В мировой практике любые лабораторные исследования обязательно подлежат интерпретации экспертов. И эксперт иногда может сказать не так, как лаборатория: на плохое сказать хорошее, а хорошее превратить в плохое. Вот этой системы экспертов в России, к сожалению, пока ещё нет, такой, как она сформирована, скажем, в других винодельческих державах.

Статья по теме:   Датье де Сен-Валье - виноград

России ещё предстоит стать по-настоящему великой винодельческой державой. И принятие подобных законов и норм поможет нам сформировать все те атрибуты, которые нужны виноделию.

— Есть вина с защищённым географическим указанием происхождения. Что нужно для получения этого разрешения?

— Тут нужно разъяснить. У нас в законодательстве есть два новых понятия. Если раньше у нас все вина были столовые, то теперь появился уровень чуть более высокий — это вина с защищённым географическим указанием. И ещё более высокий — у самых лучших вин появилось такое понятие, как вино или винодельческая продукция с защищённым наименованием места происхождения. И вот здесь надо понимать различие, оно очень простое.

Если мы говорим о столовом вине, то оно может быть сделано из российского винограда, из импортного виноматериала и из их смесей. Любое творчество допустимо. Но как только мы произносим «продукт с защищённым географическим указанием», это, прежде всего, означает одну вещь: данный продукт произведён из российского винограда. Это первое.

Второе. Винами с защищённым географическим указанием могут быть только те вина, в которых остался осадочный сахар при брожении. Это достаточно сложная технология. И при этом получается всегда классное вино.

И третье. Самый лучший продукт — это винодельческая продукция с защищённым наименованием места происхождения. В этом случае продукт сделан из российского винограда, произрастающего на определённых землях, ограниченных, описанных и понятных. Кроме того, при описании этих вин должно обязательно присутствовать подробное описание технологий, применяемых и при выращивании винограда, и при производстве вина.

Сейчас практически в каждом винодельческом регионе России уже есть саморегулируемые организации виноградарей и виноделов. И именно на них возложено право формирования особенностей этого продукта. Виноделы и виноградари понимают, что вино с защищённым наименованием места происхождения — это лучшее вино. И поэтому предъявляют высокие требования к технологиям выращивания винограда и производства вина.

Нет такого государственного органа, куда можно прийти и получить эту категорию для своего вина. Это балльная оценка вкуса и аромата вина. Ведь в виноделии всё течёт, всё изменяется, год на год не приходится. В какой-то год вино получит защищённое наименование места происхождения. Но если вдруг климатические условия сложатся иначе и вино, полученное с этого виноградника, не вытянет на эту категорию, то оно просто останется вином с защищённым географическим указанием.

В прошлом году лишь полтора-два миллиона бутылок вина имели защищённое географическое указание. В текущем году будет больше. Мы лишь в начале пути. На многие вопросы, которые вы готовы мне задать, я не смогу пока ответить, потому что нам, всем виноградарям и виноделам, предстоит ответить на них вместе.

— Ни для кого не секрет, что наши предприятия, даже те, которые на Юге, не имеют должного количества виноградников и закупают виноматериал для производства. И кроме импортного вина у нас на рынке присутствует ещё одна категория вин, которая называется балковое вино, или, как его называют специалисты, вино наливом. Какова доля такого вина?

— Здесь важны два момента. Первый. Почему-то в последнее время слово «балк», или «вино наливом», начало приобретать в России негативный оттенок. Словно к нам привозится обязательно всё очень плохое. Это миф. Если мы посмотрим на мировое виноделие, то увидим, что балковое вино из Италии везут во Францию, из Испании — в Германию и т. д. Там разливают эти вина, привозят к нам, мы пьём и восторгаемся. И просто потому, что не знаем об этом. А если даже и знаем, то на вкус и аромат это никак не влияет.

Второй момент. Винодел всегда может себе позволить такую операцию, которая называется купаж, смешивание — для того, чтобы вина были вкуснее и интереснее. И поэтому сказать со стопроцентной гарантией, что вот в этой бутылке только российское или только импортное вино, достаточно сложно.

В прошлом году мы привезли в Россию из зарубежных стран порядка 150 миллионов литров вина наливом. При этом мы произвели около 500 миллионов литров игристого и тихого вина. Ещё часть вина наливом была использована для производства винных напитков, в которых вина должно быть не менее 50%. Вот такое соотношение.

— На сельхозфоруме вы сказали о том, что в Крыму есть недостаток воды, что делает вино интереснее. Поясните, о чём идёт речь?

— С точки зрения количества воды для полива виноделие делится на несколько категорий. Есть определённый объём воды, чтобы виноград вырос. В пустыне виноград не растёт. Поэтому, в зависимости от того, в каком регионе выращивают виноград, винодел принимает для себя решение, пользуется ли он дополнительной водой для полива или не пользуется.

Но существует обратная сторона медали. Если предприятие ставит перед собой главную задачу получить не объём, а высокое качество, то в этом случае влаги нужно меньше. Потому что при правильном посортовом подборе невысокая урожайность может быть компенсирована получением винограда, из которого получится более интересное на вкус вино, которое можно продать дороже и заработать те же деньги. Так уж случилось в Крыму, что основной источник воды из Украины был перекрыт. И поэтому сейчас там в основном богарное виноградарство. И виноградари Крыма к этому приспосабливаются: стараются делать более интересные вина, для того чтобы компенсировать недостаток воды и урожая.

— Сейчас активно развивается фермерское виноделие, мини-предприятия, частные винодельни с небольшим количеством выпуска продукции. Они, как правило, имеют свои виноградники на небольших участках земли. Какими темпами идёт это развитие?

— За последние три года в 171-й закон уже внесён целый ряд изменений, которые направлены на стимулирование фермерского виноделия. Но структура закона такова, что он написан для больших предприятий. И когда требования к большому предприятию прикладываются к фермеру, он их не выдерживает. И поэтому мы провели пока первое упрощение, которое зафиксировали в законе от 31 декабря 2014 года. Прожили этот период. И оказалось, что на сегодняшний день у нас только 7 или 8 фермерских лицензий. Фактически те облегчения, которые были сделаны, оказались недостаточны. При работе над новым законом «О развитии виноградарства и виноделия в РФ» предусматривается целый ряд моментов по сокращению административного давления и облегчения работы виноградарям.

Например, в соответствии с законом эти фермеры могут производить из своего винограда не более 5 тысяч декалитров вина, это примерно 65 тысяч бутылок. И когда фермеры начали работать, они говорят: ну не окупаем мы свои затраты этим объёмом. Сейчас есть предложение увеличить разрешённый объём в три раза — с 5 до 15 дал. Это уже 180—200 тысяч бутылок, объём, который позволяет зарабатывать достаточно денег.

В принципе, государство сейчас повернулось лицом к фермерам. Но сразу все вопросы не решить. По мере того, как возникают вопросы, мы пытаемся их снимать. И очень надеемся, что фермерство начнёт развиваться более быстрыми темпами, а количество лицензий, получаемых крестьянско-фермерскими хозяйствами, значительно увеличится.

— Роскачество готовит к выпуску гид вин России. Если бы вы его составляли, какие бы вина вы туда включили?

— У меня есть принципиальное мнение. Если это делает государственная организация Роскачество, то там должны быть абсолютно все вина, выпускаемые российскими предприятиями. Все 5—7 тысяч наименований. С моей точки зрения, там должно быть всё, до последнего вина. Любой человек должен найти в нём то вино, которое он сегодня покупает в магазине. И не важно, сколько оно стоит, 130 рублей или 1500 рублей. Абсолютно все вина, выпускаемые в России, должны быть в том гиде. Иначе сразу возникнет вопрос: каким принципом руководствуется Роскачество, включая или не включая те или иные вина.

Статья по теме:   Английская прививка - виноград

— Каковы главные заблуждения о российском вине?

— Главный стереотип — что российское вино хуже, чем вина из Европы. На самом деле это полная чепуха. Нельзя говорить о винах, говоря о стране. Надо говорить о винодельнях, надо говорить о регионах. И говорить очень подробно. И нам с вами вместе, с прессой, надо что-то делать. Потому что вино России, с моей точки зрения, очень хорошее. И мне бы очень хотелось, чтобы пресса всё чаще говорила: Россия — винодельческая держава. Потому что, только произнося эти слова, можно в голове у людей сформировать понимание того, что вино надо оценивать не по названию страны, а по вкусу и аромату.

— Какие самые благоприятные для виноделия области страны?

— У нас восемь регионов, где выращивается виноград: Крым, Севастополь, Краснодарский край, Ставропольский край, Ростовская область, Дагестан, Кабардино-Балкария, Волгоградская область. Их можно разделить на две зоны: так называемая зона укрывного виноградарства и зона неукрывного виноградарства. Что это такое? Укрывное виноградарство — это там, где бывает зимой низкая температура и виноград каждый год закапывают землёй для того, чтобы он не замёрз. К таким регионам относятся Ростовская область, Волгоградская область, частично Ставропольский край, Краснодар, Крым. Ведение укрывной культуры дороже. Поэтому там стараются сделать лучшие вина и продать их подороже. В России очень много совершенно разнообразных терруаров, так же как и во всей Европе.

— Достаточно ли внимания уделяется развитию культуры потребления вина?

— Нет, нас душит закон о рекламе. К сожалению, после того, как в законе о рекламе было записано, что алкоголь рекламировать нельзя, все это поняли достаточно буквально. И несмотря на то, что мы достаточно часто с руководителем ФАС обсуждаем это, и они говорят, что о вине можно рассказывать, каждый раз нам предлагают: давайте лучше про молоко, масло или арбузы. И это мешает.

  • Леонид Попович — президент Союза виноделов и виноградарей РФ

При этом часто показывают зарубежные программы, где совершенно спокойно рассказывают о вине. Но как только мы предлагаем что-то показать о России, тут начинается много приключений. С моей точки зрения, со всех разговоров о вине должно быть снято табу. И мы — виноделы, виноградари, эксперты — должны иметь возможность рассказывать о нашем лучшем вине. А то получается, что у нас есть вино «хорошее», есть «отличное», есть «среднее» и есть вино «не очень». И это всё, что мы можем рассказать о винах. На что наш потребитель скажет: «Видимо, нет у нас хорошего вина, поэтому он и говорит общие слова». А я готов рассказывать о каждом разделе очень подробно. Если мы хотим поднять культуру потребления вина, надо снять эти табу, чтобы вы могли мне совершенно свободно задавать вопросы, а я вам так же свободно мог называть и вина, и предприятия, и терруары. Так, как это происходит во всём мире.

Что делать и с чего начать, если вдруг вы решили стать виноделом. В нашем видео — пошаговая инструкция.

Крупнейший импортер виноматериалов в РФ увидел риски в законопроекте о развитии виноделия

Москва. 19 ноября. INTERFAX.RU — Производитель игристых вин — ЗАО «Игристые вина» — раскритиковал новый законопроект «О виноградарстве и виноделии в РФ», который во вторник был принят Госдумой в первом чтении. Компания считает, что он ставит под угрозу бизнес добросовестных игроков, которые используют в производстве качественный виноматериал.

По данным Центра исследования федерального и региональных рынков алкоголя (ЦИФРРА), ЗАО «Игристые вина» — крупнейший импортер виноматериалов в России. В прошлом году компания импортировала 2,85 млн декалитров (на втором месте — ПАО «Абрау-Дюрсо», 1,91 млн декалитров).

Доля компании на российском рынке игристого вина составляет 18,8%.

«Закон о виноделии может быть эффективным инструментом для развития производства отечественных вин из российского сырья, но для предприятий, производящих продукцию из импортного виноматериала, этот документ станет фатальным. Сейчас в России по меньшей мере треть игристых вин производится из балка, качественного импортного виноматериала, прошедшего все стадии отбора и контроля», — сказал «Интерфаксу» генеральный директор «Игристых вин» Юрий Дудко.

«Из-за запрета на использование импортного вина наливом объемы производства добросовестных российских производителей значительно сократятся. Быстро восполнить недостаток объемов российским виноградным сырьем не удастся — цикл выращивания винограда долгий, по разным расчетам, на полное замещение уйдет 7-10 лет. В результате освободившиеся полки мгновенно будут заняты бутилированным импортом или продукцией из сырья неизвестного происхождения», — заявил он.

Согласно статье 24 законопроекта, не допускается «переработка или использование с целью производства вина, крепленого вина или игристого вина импортированных в Российскую Федерацию винограда, вина, виноградного сусла, в том числе консервированного, либо концентрированного, либо ректификованного, либо находящегося в состоянии брожения, мезги (масса раздавленных ягод винограда, включающая сок, мякоть, кожицу и косточки, иногда гребни винограда — ИФ), виноградного сока, мистеля (креплёное вино из виноградного спирта с добавлением виноградного сусла — ИФ)».

Отмечается, что важная задача, стоящая перед законодателями — это борьба с компаниями, которые используют сырье неизвестного происхождения. «Но в данной версии законопроекта ограничительных мер против производителей, которые используют это сырье, не предусмотрено. В таком варианте документ не решает эту задачу, а по касательной задевает ответственных производителей, в том числе и ЗАО «Игристые вина», которые не смогут изготавливать продукцию из сертифицированного импортного виноматериала», — сказал глава компании.

«Масштаб проблемы действительно впечатляет», — отметил он: общее потребление виноматериалов отечественными предприятиями составляет 75 млн декалитров в год, из них в России производится около 35 млн декалитров, 12 млн декалитров импортируется. «Получается, что около 30 млн декалитров — это несертифицированная продукция с неизвестным происхождением, которая используется компаниями при производстве», — сказал Дудко.

Эти данные ранее приводил директор ЦИФРРА Вадим Дробиз: 30 млн декалитров — это виноматериал неизвестного происхождения, говорил он.

При этом Россия сохранит зависимость от импортного виноматериала до 2030 года, несмотря на планируемый рост площадей виноградников, прогнозировал Дробиз.

Виноматериалом является натуральное вино, полученное после сезона переработки винограда путем полного или неполного сбраживания ягод винограда или виноградного сока. Виноматериалом считается любое вино, пока оно не оформлено как готовый продукт и не разлито в потребительскую тару.

Что думают в Госдуме

Как заявил во вторник спикер Госдумы Вячеслав Володин, новый законопроект «станет базовым для отрасли — практически с нуля создается правовое регулирование отечественного виноградарства и виноделия».

По его словам, «российское вино должно производиться только из винограда, выращенного на территории нашей страны». «Законопроект создает для этого все условия: формулируются основные понятия, устанавливаются особые требования к сырью и материалам, предусматривается поддержка отечественных производителей и защита потребителей от подделок», — уточнил он.

Это уже второй законопроект о развитии виноградарства и виноделия, которому Госдума пытается дать путевку в жизнь. Первый, также инициированный депутатами, был внесен в Госдуму в июле 2017 года, принят в первом чтении в ноябре 2017 года, во втором чтении — в июле 2019 года.

Однако, как заявил Володин на пленарном заседании Госдумы 10 октября, «подготовили плохой законопроект и не оправдали поручение, которое было дано». «Законопроект не решает вопросов защиты отрасли, отечественного производителя, вопрос формирования отрасли, которой у нас не было — виноградарства, виноделия», — сказал он.

На том заседании Госдума отклонила законопроект, обсуждение которого шло с июля 2017 года.

В октябре же группа депутатов во главе с руководителем думской фракции «Единая Россия» Сергеем Неверовым внесла новую версию законопроекта о развитии в РФ виноградарства и виноделия, который и был принят в первом чтении во вторник.

Источники:

http://rg.ru/2019/12/09/otechestvennoe-vino-gotovitsia-vyigrat-v-konkurentnoj-borbe-u-importnogo.html
http://russian.rt.com/nopolitics/article/505849-prezident-soyuza-vinodelov-popovich-vino
http://www.interfax.ru/russia/684781

Ссылка на основную публикацию

Adblock
detector
×
×
×
×